Календарь



Поиск на сайте

Наши группы в социальных сетях


      

Апостол баба Шура

Четверг Авг 22, 2019

Если и стоит сказать спасибо суровым тридцатым годам 20 века, так хотя бы за то, что в них рождались люди, подобные Александре Фёдоровне Чикотиной. Она появилась на свет 80 лет назад в самый праздник Преображения – 19 августа, на пару с двоешей-братом, и в дом набожного крестьянина Фёдора Захаровича Колосова нагрянули враз двойная радость и забота.

Их семью Бог благословил тремя мальчиками и тремя девочками. Не всем, правда, суждено было дожить до преклонных лет, но о всех до сей поры неустанно молится унаследовавшая от отца благочестивую натуру Александра Фёдоровна. Унаследовала она и цепкую на детали отцову память.

Вспоминает Александра свою деревеньку детства, зелёную Доновку, учёбу в тамошней начальной школе, пешие «марш-броски», которые совершали её ровесники по тропинкам Боровлянской горы, поспешая к знаниям уже в Огнёво и Копотилово и поспевая обратно домой. После окончания Копотиловской девятилетки Шура Колосова по напутствию дяди решилась поступить на обучение в Тюменский кооперативный техникум. Но пока добиралась, время приёма документов было упущено, а обратно домой ехать было буквально не на что. И тогда Александра смиренно сменила планы – по знакомству устроилась на обучение в колбасный цех Тюменского мясокомбината, а вечерами бегала в вечернюю школу молодёжи. Всемером с другими не местными девчатами снимали комнатку у одинокой женщины, а питаться приходилось в столовой мясокомбината, где кормили почти задарма.

И вот срок обучения подошёл к концу, Александре выдали направление на мясокомбинат в Ишим – а добраться туда на какие гроши? Пришлось продать хозяйке юбку, а на это купить билет.

С содроганием и благодарностью Богу вспоминает несостоявшаяся работница Ишимского мясокомбината свой первый туда приезд. «Это Бог вразумил меня сразу пойти не в заводскую контору, а в цех, осмотреться. Прихожу – а там девчата в болотных сапогах, по колено в грязи шлёпают, как бы говоря своим видом: «Куда тебя, Шура, занесло?» А нас-то в Тюмени обучали в белых фартучках, перчаточках работать!» Вышла она из цеха – и мимо конторы на попутках домой. Шофёр, остановившийся на обочине, поинтересовался у девчонки: «Чем рассчитываться собираешься?» – «Я тебе песни всю дорогу петь буду!», пообещала та, так и доехали до Гагарья, а оттуда до дому ноги сами донесли.

«Мама, почему вы мне денег-то не высылали?» – спросила измученная такими приключениями Александра. А матери и занять было не у кого: без денег тогда жили все, кто трудился за страх и за совесть – и за трудодни. Да и, призналась мама, они думали, что дочь в городе обустроилась на зависть: получили ведь от неё посылку со штапелем матери на кофту, с колбасой… И если дочка отрывала от себя последнее, то её родным в деревне и оторвать-то было нечего. Вернувшись как-то спустя несколько месяцев домой, увидела маму перепуганной: «Шура, тебя разыскивают! Что ты натворила?» Оказывается, пришло некое письмо с каким-то официальным уведомлением от руководства мясокомбината. Но историей с колбасой Александра была уже сыта, письмо последовало в топку, и это был довольно смелый шаг в эпоху направлений и распределений.

Но мы отвлеклись. Поскольку Шурины планы смешал ишимский «расколбас», она устроилась поближе к сестре – та тогда трудилась в казанском Ремстрое на строительстве объекта соцкультбыта «Космос». Пришлось и носилки со стройматериалами потаскать, и в бухгалтерии наряды оформлять – есть сегодня что вспомнить Александре Фёдоровне, проходя каждый день мимо стройки своей молодости. А тогда она заработала себе на платье, часы и… одеяло. Жили они с сестрой у её свекрови.

Хорошо иметь много братьев и сестёр! Вот, например, один из братьев Шуры к тому времени, как говорили в семье, уже «вывел себя в люди», работал председателем сельпо, окончив Ишимскую школу колхозных бухгалтеров. Он помог и сестре туда поступить, после чего она устроилась на практику в Новоселезнёвский колхоз имени Ленина. В пору учёбы она познакомилась с будущим своим и единственным на всю жизнь супругом – Анатолием Максимовичем Чикотиным. Он состоял кладовщиком в Гагарьевском сельпо. В Гагарье и сыграли свадьбу, а догуливали в Доновке (в ту нищую пору особенно соблюдали традицию проводить широкие и разгульные торжества). Александре шёл двадцатый год.

Через какое-то время молодого мужа направили от Казанского райпотребсоюза на место зампредседателя рабкопа в Дубынку. Там родилась старшая дочь Чикотиных Надежда. Когда через пару лет появилась на свет вторая дочка Галина, с младенцем на руках пришлось снова переезжать, теперь уже в райцентр, – а жильё их будущее находилось в состоянии сруба. Привязали корову к берёзе, переночевали где-то и стали строиться. А этот выстраданный домик впоследствии их попросили освободить, когда Анатолий Максимович перешёл на другое место работы.

Советские мамы в те времена в декретных отпусках недолго «прохлаждались»: два месяца тебе на отдых – и баста. Александра попеременно сменила несколько бухгалтерских мест: на маслозаводе, в комхозе, 9 лет она проработала в районо, а на пенсию вышла с должности бухгалтера Казанского сельского совета, где бессменно трудилась 20 лет, заслужив медаль «Ветеран труда».

Сын Володя родился у ней в 1969 году, семья как раз перешла в новый дом. Он уже был обжит и обустроен, как случился пожар. Дома никого на ту пору не оказалось. Хозяйка, прилетев с работы, рвалась внутрь. Все думали, что она убивается из-за денег – а она об иконах переживала, золовкином благословении. Как оказалось, в числе немногого они уцелели. А то, что Чикотина Александра – истово верующий человек, ни для кого открытием не стало.

Она крестилась в сознательном возрасте, в сорок лет, вместе с сыном. Было это в 1979 году в Никольском соборе города Ишима. А по закону списки крестившихся обязаны были передавать по месту их жительства в исполком. И вот на одной из планёрок там, где работала Александра Фёдоровна, председатель исполкома вдруг выносит нетривиальный вопрос на повестку дня. А.Ф. Чикотина, которую 6 лет подряд выбирают в народные заседатели, вдруг вздумала креститься и окрестить ребёнка! Сейчас, мол, мы опубликуем в газете объявление о том, что она недостойна более возложенного на неё доверия. «Я перед ними стояла, плакала, а меня «прорабатывали» и грозились даже с работы снять – такая была стыдоба», – вспоминает пережитые ощущения Александра Фёдоровна и неожиданно восклицает: «А надо бы радоваться! Такое испытание Господь послал. Мне потом говорили, что надо было во время крещения другого кого вместо себя записать, но как же так: только окрестилась – и сразу врать?» Потом этот эпизод не раз на работе припоминали, и от греха подальше Александра Фёдоровна предпочитала посещать храм не в Ишиме («Раз уж здесь так за мной следили»), а в Петропавловске, когда гостила у дочери.

Время летит, и теперь у бабушки Шуры уже выросли шестеро внуков. До сих пор они вспоминают бабушкину ласку и дедов медок. Пчеловодили Чикотины с 1961 года, и прекратилось это дело лишь после кончины супруга. Баба Шура-добрая душа раздала все семейные пчеловодческие снасти и раздарила оставшийся мёд.

Так Александра Фёдоровна, выходица из простой семьи, поступает всю свою жизнь: при собственном скромном и даже аскетическом образе жизни раздаёт людям всё, чем богата. Эта её внутренняя щедрость находит благодарный отклик, возвращаясь к ней обратным потоком добра и по прошествии лет. Сегодня у бабы Шуры нет своих пчёл – а подаренный кем-то медок постоянно на столе, им она потчует гостей (хоть у самой на мёд аллергия). Внуки выросли благодарными, хорошими ребятами, помогают бабуле, чем могут. «Ты только молись о нас», говорят.

На заре возрождённой православной жизни в Казанском она читала молитвы на клиросе в маленьком домовом храме, готовила вместе с другими прихожанками трапезы, разбивала цветник у церкви. И сегодня она, вставая спозаранку, каждый день спешит в храм, других привлекает туда своим примером. Её знают и любят как взрослые, так и детвора. Одна девочка из семьи прихожан пригласила бабу Шуру к себе на день рождения – и та пришла с подарками, помолилась за здравие малышки. «Ты, баба Шура, у нас как апостол», – говорит ей батюшка. И когда соседи удивляются: «Как ты, Шура, всё успеваешь?», «Господь помогает!» – отвечает на это Его деревенский апостол.

Екатерина Терлеева
Фото автора


Поделиться статьёй в социальных сетях и блогах

Комментарии закрыты.