Календарь



Поиск на сайте

Наши группы в социальных сетях


      

Последование святого Крещения

ПОСЛЕДОВАНИЕ СВЯТОГО КРЕЩЕНИЯ

ОСВЯЩЕНИЕ ВОДЫ

Освящение воды для Крещения — одна из важнейших частей чинопоследования, имеющая глубочайшую связь с самим таинством.

В молитвах и действиях при совершении освящения воды для Крещения раскрываются все стороны таинства, показывается его связь с миром и материей, с жизнью во всех ее проявлениях. Вода является древнейшим религиозным символом. С христианской точки зрения, представляются важными три основные стороны этой символики. Во-первых, вода — первичная космическая стихия. В начале творения «…Дух Божий носился над водой» (Быт. 1, 2). Одновременно она — символ разрушения и смерти. Основа жизни, животворящая сила — и основа смерти, разрушительная сила: таков двойственный образ воды в христианском богословии. И наконец, вода — символ очищения, возрождения и обновления. Эта символика пронизывает все Священное Писание, входит в повествование о творении, грехопадении и спасении. Святой Иоанн Предтеча призывал народ к покаянию и очищению от грехов в водах Иордана. И Сам Господь Иисус Христос освятил водную стихию, приняв Крещение от Иоанна.

Человек стал рабом демонических сил из-за своего подчинения греховной материи. Освобождение человека начинается с очищения материи — освящение воды. Этим воде возвращается ее первоначальное назначение: быть средой Божиего присутствия, «всегубительством демонов».

ОСВЯЩЕНИЕ ЕЛЕЯ

После того, как вода освящена, она помазуется елеем. В древнем мире елей, прежде всего, употреблялся как лечебное средство. Елей, символизирующий исцеление, свет и радость, был знаком примирения Бога с человеком. Голубь, выпущенный Ноем из ковчега, вернувшись, принес ему масличную ветвь, «и Ной узнал, что вода сошла с земли» (Быт. 8, 11). Итак, в помазании елеем воды и тела крещаемого елей знаменует полноту жизни и радость примирения с Богом, ибо «в Нем была жизнь, и жизнь была свет человеков. И свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин. 1, 4—5).

Крещение обновляет и восстанавливает всего человека в его первозданной целостности, примиряет душу и тело. Елеем радования помазуется вода и тело человека для примирения с Богом и в Боге — с миром. Единым Духом упраздняется ложная раздвоенность плотского и духовного, и мы возвращаемся к извечной тайне творения и сорадуемся с Господом: «И увидел Бог все, что Он создал, и вот хорошо весьма» (Быт. 1, 31).

КРЕЩЕНИЕ

В таинстве Крещения верующей душе явно и реально открывается основная истина христианства: приняв Крещение, «вы умерли, и жизнь ваша сокрыта со Христом в Боге. Когда же явится Христос, жизнь ваша, тогда и вы явитесь с Ним во славе» (Кол. 3, 3—4). Эта крещенская смерть возвещает разрушение смерти Христом, а крещенское воскресение наше еще раз являет образ Воскресения Христова. Совершается глубочайшая тайна: единение человеческого и Божественного в «обновленной жизни». Благодать, подаваемая человеку в Крещении, как и в остальных таинствах, — это плод жертвенной смерти Христа и Его Воскресения. Она сообщает человеку волю к спасению и силы, чтобы идти по жизни, неся свой крест. И потому Крещение может и должно определяться — не образно, не символически, а по существу — как смерть и воскресение.

В христианском понимании смерть — это прежде всего духовное явление. Можно быть мертвым, еще живя на земле, и быть непричастным смерти, лежа в могиле. Смерть — это отделенность человека от жизни, то есть от Бога. Господь — единственный Податель жизни и Сама Жизнь. Смерть противоположна не бессмертию, а истинной Жизни, которая была «свет человеков» (Ин. 1, 4).

Вот от этой истинной жизни человек волен отказаться и, таким образом, умереть так, что само его «бессмертие» станет вечной смертью. Эту жизнь человек и отверг, отпав от Бога. Это и есть первородный грех, вселенская катастрофа.

Жизнь без Бога и есть духовная смерть, которая превращает человеческую жизнь в одиночество и страдание, наполняет ее страхом и самообманом, обращает человека в рабство греху и злобе, похоти и пустоте.

Веровать во Христа всегда означало и означает не только признавать Его, не только получать от Него, но, прежде всего, отдаться Ему. Невозможно веровать в Него и не принять Его веры, не любить Его любовию и не желать того же, чего желал Он. Ибо нет Христа вне этой веры, любви и желания. Нельзя ожидать помощи от Него, не выполняя Его заповеди любви; нельзя называть Его Господом и преклоняться перед Ним, не исполняя волю Отца Его. Мы спасены не потому, что веруем в Его сверхъестественную власть и могущество — не такой веры хочет Он от нас, — а потому, что мы принимаем всем нашим существом и делаем своим то желание, которое и есть Его жизнь, которое заставляет Его принять распятие и мученическую смерть, чтобы уничтожить корень ее — грех. Желать такого исполнения и осуществления нашей веры — значит желать смерти нашей «похоти плоти, похоти очей, и гордости житейской» (1 Ин. 2, 16), царствующих в мире сем; это значит желать воскреснуть с Ним и в Нем для Царства Его. И наконец, невозможно знать Христа и не желать выпить ту чашу, которую Он испил, и не желать креститься тем Крещением, которым Он крестился. Именно вера наша знает, что Крещение — истинная смерть и истинное воскресение со Христом Иисусом.

Только Бог может откликнуться на это желание и исполнить его. Только Он может даровать желание нашего сердца и напитать наш разум. Где нет веры и желания, там не может быть и исполнения. Только по благодати Божией мы знаем, что «эта вода есть истинно для нас и гроб, и матерь…» (св. Григорий Нисский).

Погружение в воду означает то, что крещаемый умирает для жизни греховной и спогребается со Христом для того, чтобы жить с Ним и в Нем (Рим. 6, 3—11. Кол. 2, 12—13). Это самое главное в таинстве Крещения.

ОБЛАЧЕНИЕ НОВОКРЕЩЕННОГО

Сразу же после троекратного погружения в воду новокрещенный облачается в белую одежду. В настоящее время это новая белая рубашечка для младенцев и белая сорочка для взрослого новокрещенного.

Облачение в «ризу светлу» после Крещения знаменует, прежде всего, возвращение человека к целостности и невинности, которыми он обладал в раю, восстановление его истинной природы, искаженной грехом. Святой Амвросий, епископ Медиоланский( † 397), сравнивает эту одежду с блистающими ризами Христа, преобразившегося на горе Фавор. Преобразившийся Христос явил Себя ученикам не в обнаженном виде, но в одежде «белой, как свет», в нетварном сиянии Божественной славы. Не во грехе, а в раю явлена истинная природа человека; и в таинстве Крещения он вновь обретает свое изначальное одеяние славы.

Вместе с белою одеждою возлагается на новокрещенного крест — в знак того, что теперь он должен исполнить волю Распятаго за нас на кресте Господа нашего Иисуса Христа, хотя бы верующему пришлось терпеть и переносить множество бед и неожиданных несчастий.

КРЕСТНЫЕ РОДИТЕЛИ — ВОСПРИЕМНИКИ

Обычай иметь восприемников при Крещении восходит к древнейшему Апостольскому Преданию.

По Требнику, необходимым считается только один восприемник — мужчина для крещаемого лица мужского пола или женщина для лица женского пола. Но по укоренившейся традиции бывает двое восприемников: мужчина и женщина.

При Крещении младенцев восприемники приносят и держат на руках своих крестных детей на протяжении всего чинопоследования, причем, если восприемников двое, то мальчика может держать крестная мать, а девочку — крестный отец вплоть до погружения в купель. После троекратного погружения младенца в купель. он возвращается на руки своему восприемнику (того же пола, что и младенец), который должен иметь в руках чистую пеленку или полотенце, чтобы вытереть тело ребенка. Восприемник должен знать Символ веры и прочесть его в соответствующий момент; кроме того, он дает ответы на вопрошения священника об отречении от сатаны и сочетовании со Христом. Впоследствии, по достижении ребенком сознательного возраста, восприемник должен объяснить ему основы Православной веры. Эти обязанности предполагают, конечно, что сам восприемник — крещеный и православно верующий человек, знакомый с содержанием Священного Писания, знающий основные молитвы, посещающий церковные богослужения.

Не допускаются к восприемничеству монахи и монахини; также и родители не могут быть восприемниками собственных детей. Вообще супруги не могут быть восприемниками при крещении одного младенца, но при этом мужу и жене разрешается быть восприемниками разных детей одних и тех же родителей, но разновременно.

В крайнем случае допускается Крещение и без восприемников, тогда сам священник считается крестным отцом новопросвещенного.

О СОВЕРШИТЕЛЕ КРЕЩЕНИЯ

Право совершать таинство Крещения .принадлежит прежде всего приходскому священнику, законно рукоположенному и не находящемуся под запрещением.

Опасно больной ребенок может быть Крещен при отсутствии священника диаконом, псаломщиком и даже мирянином: мужчиной или женщиной. Мирянин, взявший на себя по нужде совершение таинства Крещения, должен быть верующим христианином и отдавать себе отчет о важности этого таинства. Кроме того, он должен правильно произнести тайносовершительные слова: «Крещается раб Божий (раба Божия) имярек во имя Отца (первое погружение), и Сына (второе погружение), и Святаго Духа» (третье погружение). Крещеный таким образом человек по выздоровлении должен быть доставлен к священнику вместе с лицом, совершившим Крещение. Священник, предварительно убедившись путем подробного опроса в том, что Крещение совершено правильно, лишь довершает Крещение и совершает таинство Миропомазания.

Если же выяснилось, что Крещение совершено неправильно; не в три погружения, с искаженной или вообще неправильной тайносовершительной формулой, а также, если человек, совершивший Крещение, неверующий, некрещеный или иноверец (мусульманин, иудаист, буддист), то священник должен совершить таинство Крещения и Миропомазания по обычному чинопоследованию.

Если взрослый человек, желающий креститься, но не знает, был ли он Крещен в младенчестве, и нет возможности навести справку об этом, то священнику следует крестить его, с прибавлением слов «аще не Крещен», так как второе Крещение по неведению не вменяется в вину прощаемому. Так же следует поступать и в тех случаях, когда младенец был якобы Крещен мирянином, но не удалось установить, правильно ли было совершено таинство.

ПОМАЗАНИЕ СВЯТЫМ МИРОМ

После совершения Крещения и облачения в белую одежду священник помазует новопросвещенного святым Миром — запечатлевает «печатью дара Духа Святаго».

Миропомазание — новое самостоятельное таинство, хотя и связанное с Крещением и совершаемое, по правилам Православной Церкви, сразу же после троекратного погружения в купель.

Приобретая через Крещение нового сына, заботливая мать наша — святая Церковь — без всякого отлагательства начинает прилагать к нему свое попечение. Как в телесной жизни для укрепления сил младенца нужен воздух и пища, так и для родившегося духовно через Крещение нужна особенная, духовная пища. Такую пищу преподает святая Церковь в таинстве Миропомазания, через которое происходит сошествие Святого Духа на нашу душу, подобное сошествие Его на Господа Иисуса Христа при Крещении в виде голубя.

Святым Миром помазываются разные части тела, дабы через помазание телесных членов, которыми управляет душа, освятить всего человека: и его тело, и его душу. Помазывается чело для снятия стыда, покрывшего его по преступлению Адама, и для освящения мыслей наших. Помазываются очи, уши и уста, чтобы мы не шли ощупью впотьмах по пути порока, но чтобы шли по пути спасения под руководством благодатного света, чтобы наше ухо сделалось чутким к слышанию слова Божия и уста способными к вещанию Божественной истины. Помазываются руки для освящения на труд благочестивый, на дела, угодные Богу; ноги — для хождения нашего по стопам заповедей Господних и грудь — чтобы мы, облекшись благодатию Духа Святого, победили всякую вражескую силу и все могли совершать о укрепляющем нас Иисусе Христе (Флп. 4, 13). Одним словом, освящаются наши мысли, желания, наше сердце и все наше тело, чтобы сделать их способными для новой христианской жизни. Это значит — помазание Миром есть видимый знак, печать того, что помазуемому даруется от Бога Дух Святый. С той минуты, как на нас положена эта священная печать. Дух Святый вступает в обручение, в тесную живую связь с нашей душой. С той же самой минуты мы становимся христианами.

ШЕСТВИЕ ВОКРУГ КУПЕЛИ

Торжественное обхождение купели с пением «Елицы во Христа креститеся…» есть, прежде всего, выражение радости Церкви о рождении из нее Духом Божиим. С другой стороны: так как круг есть знак вечности, то это шествие показывает, что новопросвещенный выражает желание вечно служить Богу, быть светильником, который ставят не под спудом, но на свещнике, да светит всем людям своими добрыми делами, и что он просит у Господа сподобить его вечного блаженства. Непосредственно за шествием вокруг купели бывает чтение Апостола и Евангелия.

ОБРЯДЫ ВОСЬМОГО ДНЯ

В настоящее время завершающие обряды чинопоследования Крещения и Миропомазания — омывание святого Мира и пострижение волос — совершаются в тот же день, сразу же после чтения Евангелия. Однако, согласно Требнику, они входят в исследование восьмого дня, потому что в ранней Церкви эти обряды действительно совершались на восьмой день, а семь дней крещаемый ходил в белой одежде.

Для завершения этих двух великих таинств Церкви выбран именно восьмой день не случайно. В библейском Откровении число семь является символом мира, сотворенного Богом, совершенного и законченного, «хорошего весьма». В седьмой день Господь почил от трудов Своих и благословил этот день, сделав его днем единения и молитвенного общения человека с Богом. Это — день ожидания, человеческой надежды на искупление и освобождения от рабства «князю мира сего». Это — ожидание восьмого дня, находящегося за пределами седмицы.

Этот новый день начинается с Воскресения Христова. С этого дня началось новое время. Оно открыто вечности, и в него проникает сияние Царства Божия.

ОМЫВАНИЕ СВЯТОГО МИРА

Первый обряд восьмого дня — это омывание с тела новокрещенного святого Мира.

Теперь могут быть устранены внешние, видимые знаки и символы, потому что отныне только внутреннее усвоение человеком дара благодати, веры и верности поддержит его и даст силу. Христианин должен нести печать дара Духа Святого в сердце своем.

ПОСТРИЖЕНИЕ ВЛАСОВ

Пострижение с древнейших времен было символом послушания и жертвы. Люди чувствовали в волосах сосредоточение силы и энергии. Примером может служить ветхозаветное повествование о Самсоне (Суд. 16 гл.). Этот обряд встречается и в чине посвящения в монашество и в посвящении чтецов.

В падшем мире путь к восстановлению Божественной красоты, затемненной, униженной, искаженной, начинается с жертвы Богу, т. е. с принесения Ему с радостью и благодарением того, что в этом мире стало символом красоты — волос. Особенно живо и умилительно раскрывается смысл этой жертвы при Крещении младенцев. Ребенок не может предложить Богу ничего другого, и поэтому отрезаются у него несколько скудных волосинок с головы со словами: «Постригается раб Божий (раба Божия) имярек во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа. Аминь».