Календарь



Поиск на сайте

Наши группы в социальных сетях


      

О героях былых времён

Воскресенье Дек 31, 2017

IMG_4203

Ковчег с частицами мощей святых страдальцев за веру, живших сто и менее лет назад – почти наших современников – прибыл в казанский храм утром 22 декабря  и с того часа два дня, вплоть до его отбытия в другую местность,  к нему не иссякал поток верующих земляков.

Как подарок Божий восприняла я прибытие мощей новомучеников в наше, как выражается епископ Ишимский и Аромашевский Тихон, богоспасаемое село. Не везде ведь погостили останки святых! В Ишиме немного побыли, в Бердюжье немножко, у нас, и уехали, кажется, в Голышманово. Потом они отправятся дальше по России – Бог весть, смогли ли бы мы поклониться им и приложиться к ним когда-либо ещё? А желающих это сделать были десятки и сотни – целая армия православных!

Весь этот  год в районной казанской газете систематически публиковались материалы о жизни и смерти мучеников и исповедников советской поры, и вот они рядом, частицы их благодатных, источающих  чудеса косточек можно увидеть и поцеловать сквозь почти незримую стеклянную преграду ковчега. Почувствовать материальное свидетельство того, что и гонения на веру БЫЛИ, и победа духа отдельных мужественных людей над безбожным режимом БЫЛА одержана. Подобно воскресшему  Господу Иисусу  Христу мученики будто говорили каждому из нас своими святыми мощами: «Подай перст твой сюда и осяжи руки мои; подай руку твою и вложи в рёбра мои; и не будь неверующим, но верующим»…

Когда я читала выдержки из дневника одного современника начала 20 века, меня поразили слова: «В нынешнее время гонений на веру уже нет, и мы должны показывать своё исповедничество иначе». А буквально спустя пять – десять лет началось такое безбожное время, что не снилось и первым христианам, советские гонения даже называют  самыми страшными за всю историю христианства. Но… да, не все их признают чудовищным явлением, некоторые сограждане (и наши земляки среди них!)  до сих пор настаивают, что «церковники» были против советской власти, их уничтожение было делом государственной необходимости». Я же, слушая эти речи, раздающиеся от милого доброго человека мне в лицо, представляю, на какие Соловки, вернись то время,  отправил бы он и меня за мои статьи про новомучеников, и священников нашего храма, и верующих бабулек, а деток из воскресной школы куда – в лагерь для детей врагов народа? Не отреклись бы мы от своей веры при таком раскладе?

К счастью,  людей с противоположными  взглядами у нас больше. Целыми семьями приходили казанцы и жители других сёл и деревень почтить подвиг сброшенной заживо в шахту и разорванной бомбами преподобномученицы Елизаветы, основательницы Марфо-Мариинской обители; растерзанного во время первомайской демонстрации священника Виссариона Селинина, бывшего священника из нашей Ильинки; последнего епископа Тобольского Гермогена, утопленного с камнем на шее знаменитым красноармейцем Хохряковым; лауреата сталинской премии за очерки по гнойной хирургии епископа Крымского Луки, ослепшего в советских лагерях…  и подвиг других пятидесяти героев нашего времени.

Люди крестились, молились, кланялись, прикладывали к ковчегу для освящения крестики и иконы.  На литургии, которую служил Ишимский владыка, было рекордное количество причастников – будто Пасха Христова спустилась посреди зимы в светлый, пронизанный солнцем наш сельский храм. «Смерть несправедливых расстрелов, где твоё жало? Ад лагерей и клеветы, где твоя победа?» – как бы звенело в воздухе, когда на фоне золотого ковчега с останками убитых и замученных  тянулась к святой чаше нескончаемая очередь желающих причаститься. Недаром так и не отреклись от Бога верные Его, христианство в который раз претворило зло в добро и восторжествовало.

Теперь – пока – время иное. Никто не запрещает учить детей Слову Божьему, не назначают на Пасху субботников, не стыдят за нательные крестики, не осмеивают верующих на государственном уровне в газетах и книгах. Противодействия нет – а как же мы?

Ходим ли в церковь, которую кровью и муками отстояли наши новомученики? Молимся ли, участвуем в таинствах, ведь можно? Не стыдимся ли перекреститься при виде храма? Справляем Рождество Христово или пришествие Года собаки? Зря ли, по-вашему, – вот лично по-твоему, читающему эти строки – пролили кровь ведомые и неведомые тебе новомученики?

Много насущных вопросов оставил ковчег с мощами, как и ощущение прикосновения к миру иных – великих – людей.

Екатерина Терлеева
Фото автора

 


Поделиться статьёй в социальных сетях и блогах

Комментарии закрыты.