Календарь



Поиск на сайте

Наши группы в социальных сетях


      

Среда Фев 4, 2015

Галина Геннадьевна

Каждый из прихожан нашего храма Святителя Николая Чудотворца – личность особенная, интересная и многогранная. Бывает, знаешь человека, кажется, издавна, по воскресеньям встречаешься с ним на богослужении… Стоишь бок о бок и не подозреваешь, какие таланты вложил в него Господь. У Галины Геннадьевны Ремезовой, жительницы села Казанского, возглавившей в прошлом году первое в истории Казанской детской школы искусств театральное отделение, их столько, что просто невозможно об этом не написать.

Театр начинается с актёра!

На осуществление образовательной деятельности по театральному направлению коллективу районной школы искусств была получена лицензия ещё несколько лет назад. Дело оставалось за малым и самым главным: не было специалиста, способного организовать подрастающее «в контакте» поколение в полноценную, хоть и самодеятельную, театральную труппу.

– И вот летом 2014 года в коллектив влилась Галина Геннадьевна Ремезова – наша уроженка, землячка, человек большого таланта, возглавившая созданное ею с нуля театральное отделение, – так отзывается о приёме на работу новой сотрудницы Елена Александровна Бессонова, директор школы искусств.

С Галиной Геннадьевной мы познакомились ещё во время её работы педагогом воскресной школы казанского православного прихода. Поэтому перед премьерами её спектаклей мы созванивались, и мои уши слышали как овации зрительских рукоплесканий, так и предваряющие их волнения, сомнения творческих мук, свойственные этому опытному, но вечно беспокойному, ибо ответственному человеку.

– Идёт спектакль, а я сижу за пультом – у меня слёзы ТАК вот! – выразительным жестом смахивает выплаканные уже слёзы режиссёр спектакля «Золушка», только что закончившегося под гром аплодисментов родителей из зрительного зала. Родителей-зрителей, взглянувших по-новому как на возможности своих отпрысков, так и на отношение к делу педагогов школы искусств. Ведь, кроме тщательно подготовленного сценария, были смонтированы настоящие театральные декорации, сшиты костюмы и организовано музыкальное оформление.

– То, что мы с ребятами задумали выполнить, мы выполнили, детки сработали на «5+», – анализирует руководитель театрального отделения. – Правда, мы планку завысили: можно было к концу учебного года это сделать. Но мы попробовали – и получилось. Ни одну мизансцену дети не перепутали, ни одну эмоцию! Если подходить профессионально, то в отработке мизансцен актёры дошли до того момента, когда нужно уже начинать работать глаза в глаза, душа в душу. Когда актёр с актёром взаимодействует.

золушка2

– Мы вернулись в детство!.. Будто побывали в новогодней сказке!.. Такой подарок в новогодние праздники! – люди, которые смогли сформулировать первые впечатления после увиденного 5 января спектакля, щедро делились друг с другом радостью от того, что не пришлось разочароваться. Не пришлось прощать артистам ошибок, делая скидку на детский возраст. Напротив. После каждой постановки театрального отделения – а их в «зимнем театральном сезоне» состоялось уже четыре: ребята среднего звена показали сказку «Репка», малышата «Курочку Рябу», старшие дети «Золушку», и все вместе на Рождество – миниатюру «Дело было вечером», – росло удивление. Вот как, оказывается, мы можем!

– Ещё бы! – согласилась с моим уважительным отзывом знакомая местная жительница. – Галина Геннадьевна – человек ведь непростой. Она работала даже на телевидении!..

Ну, ничего себе! Такой факт её биографии был мне дотоле неведом. Скромно умалчивала всегда наша замечательная землячка о своих профессиональных достижениях, и лишь выступая от лица всех искренне любопытствующих доброжелателей, мне удалось уговорить Галину Геннадьевну рассказать о себе.

Мизансцены жизни

– Галина Геннадьевна, как в Вашей жизни возникло телевидение?

– Свою трудовую деятельность я начала на областном телевидении в городе Петропавловске. Меня приметила режиссёр молодежной программы и пригласила работать. Я была одной из ведущих на мероприятии самодеятельности от организации, где тогда работала. После этого предложения я всю ночь не спала: деревенская девчонка – и на телевидение! Меня пригласили работать помощником режиссёра. А это значит, что нужно будет контактировать со всей молодёжью области – сельской и городской, в горкоме и в обкоме комсомола… Это было бы очень для меня нелегко. Но я согласилась.

Телевидение мне подарило большую школу в организации подобных мероприятий. Потом я стала выходить в эфир сама. В подготовке эфиров работники телевидения стали подправлять мою «казанскую» дикцию. Я никогда не думала, насколько богат этот жанр – художественное слово! Ведь он не хуже песни или изобразительного искусства. Это очень важно, что и как сказать – интонацией, например.

Спустя время я перешла в клубную деятельность. Заочно закончила Томское училище культуры с отличием, и меня без экзаменов приняли в Московский институт культуры. В Москву я не поехала. Чтобы не отрываться от семьи.

золушка1

У меня тогда была мечта: ставить спектакли. Помню, как мы с ребятами ставили «Двенадцать месяцев», «Вассу Железнову», «Федота-стрельца»… С постановкой кукольного театра мы выиграли первенство в Тюмени. В то время я работала уже здесь, сначала в Казанском, потом в Гагарье и, наконец, в Грачах.

Помню, как директор Грачёвского совхоза Сергей Васильевич Деркач мне показал здание тамошнего «дома культуры» – разрушенное, без окон, без крыши: «Вот тебе здание, будешь тут за прораба и директора. Мне надо, чтобы тут был и клуб и библиотека, и бар, чтобы люди культурно отдыхали».

День и ночь мы не спали, работали. И попутно, при недостроенном ещё ДК, выступали, ставили спектакли. А в них участвовали наши трактористы, комбайнёры, телятницы. Тот из командировки только приехал, та с дойки вернулась – и бегут на сцену, репетировать. И знаете, такие отношения у нас складывались хорошие, доверительные. Я могла прийти в бригаду трактористов: «Ребята, на репетицию! – Будет сделано, Геннадьевна!»

Потом начались несчастья. Дотла сгорел наш дом со все скарбом. Совхоз почти в это же время стал разваливаться. И меня пригласили в Бердюжье. Там мне довелось руководить автономной некоммерческой организацией, в чьём ведении были дома культуры, библиотеки. Уйдя на пенсию, я перешла на должность директора Центра творчества детей и юношества. Мы впервые открыли в Бердюжье студию изобразительного искусства.

золушка3

А потом, по семейным обстоятельствам, я вернулась в Казанку.

– Кстати, как Вы отсюда уехали-то?

– Я с детства мечтала рисовать. Родители ложились спать, а я, маленькая девочка, выходила на улицу и смотрела, как луна смотрит сквозь облака. Мама выходила, ругала меня, конечно, спать укладывала…

В 6-м классе мы с одноклассниками ездили на экскурсию в Москву, там побывали в музее Пушкина и Третьяковке. И я как увидела картины Куинджи, его луну… Я рисовала и рисовала украдкой. И тут как-то у нас гостил мой дядя из Петропавловска, вот он и посоветовал родителям отпустить меня в Петропавловск, чтобы я смогла посещать студию и учиться рисовать.

Папа меня понял. На мотоцикле осенью, по грязи, он увёз меня в Петропавловск. Я попала там в одну из лучших школ, с физико-математическим уклоном. Когда я пришла работать в детский сад Петропавловска художником-оформителем, мне было 16 лет. В то время, чтобы пойти в театр на спектакль, я собирала бутылки, сдавала их и покупала билет. Такие были времена.

Около десяти лет я работала художником-оформителем в Петропавловске на заводе в бюро эстетики художником-конструктором. После этого я состояла в организации художников, которые занимались оформлением города, изготавливали стенды и тому подобное.

золушка4

– Эти таланты – откуда они? Из семьи?

– Папа наш был настоящий мужчина, любил нас с сестрой и баловал, покупал нам шляпы, пальто: хотелось ему, чтобы мы красиво и аккуратно одевались. Жадничать, хамить – ни-ни. «На дне рождения пусть все первыми возьмут себе куски, вы последними берите!» Достоинство так в нас воспитывал. Он работал водителем, и всю жизнь на доске почёта висела его фотография. До сих пор его сослуживцы вспоминают, что Геннадий Павлович был хорошим другом, образцом во всём.

А мама наша хранила очаг. У нас дома всё было в вышивках – ришелье, гладью. Скатерть на круглом столе. Дом наш разубран её руками был как пасхальное яичко ажурное. Мама приучала нас к эстетике. И между родителями всегда были мир и согласие.

– И как Вам работается с казанскими ребятишками сегодня?

Знаете, я к ним настолько уже привыкла, что они стали мне как родные. И дети отогреваются здесь душой после детских школьных нагрузок, конфликтов, переживаний. У нас постоянно здесь смех и шутки. За полугодие занятий число «театралов» остаётся стабильным – 25 человек.

Эта работа – будто второе моё рождение. Хотя начиналось всё отнюдь не радужно. Когда я только пришла сюда, отправилась набирать будущих актёров в старшие классы – ноль реакции на эту идею. Потом пришла в начальную школу. И у ребят загорелись глаза, пошли ребятишечки! Вот тут-то я поняла: когда дети ещё маленькие, то тогда и надо с ними начинать заниматься: потом уже поздно будет.

Сейчас мы с ребятами готовим театрализованную постановку «Жил человек рассеянный на улице Бассейной», много монологов в работе. Ну конечно, и к концу учебного года мы должны что-то поставить. К примеру, в честь Всероссийского дня театра, который отмечается в мае. Есть сумасшедшая, но заманчивая идея сделать театр мод – старинные коллекции, подиум, прошлые века. Планов много, много и работы предстоит. Но я этого не боюсь. Если бы в сутках было 48 часов, я бы работала сорок восемь.

малыши

– Много времени Вы отдали преподаванию в воскресной школе при казанском храме, и сейчас являетесь его прихожанкой. А можно поинтересоваться, как Вы пришли к вере в Бога?

Я родилась в Ильинке. Там у меня жила бабушка Клавдия. Она, сколько я её помню, всё время ходила в храм. Бабушка была из купеческого рода, дочь ильинского купца Ефима Гуляева. А вышла замуж она за батрака Ремезова. Несмотря на это, люди помнили её происхождение и называли всю жизнь очень обидными словами, как выходицу из вражеского класса. Спустя время, уже перед бабушкиной смертью, к ней приезжали из краеведческого музея, рассказывали, что сведения о её семье, предках отныне являются достоянием музейных архивов, просили рассказать о жизни её родителей. Бабушка горько улыбнулась: за свою жизнь столько она вытерпела позора и поношения за своё родство, и вот привёл Господь – дожила и до почёта…

Так вот, бабушка в храм приводила и меня. Там я находила ту красоту, которая так редко встречается и так ценится в нехитром деревенском быте. Помню, мне где-то три года, идёт служба, а я лежу на полу и смотрю в вышину – любуюсь красотой настенной живописи. А когда мы подходили ко кресту, батюшка обычно доставал откуда-то из складок облачения шоколадную конфету и давал мне – и я ждала этого момента. А потом тянула бабушку в избушечку, где пекли просфоры. Такой мне они казались вкуснятиной!

Так что первую красоту я увидела в храме.

А ещё, какие бы ни были времена, бабушка нам всегда говорила: «Крест носите. Прячьте его, чтобы никто не видел, но никогда не снимайте». Потом и дочь мою она учила молитвам, писала их своей рукой и вкладывала в сумочку.

Когда я работала в Грачах, я пришла к Сергею Васильевичу Деркачу, говорю ему: «Смотрите, мы открываем цеха, открываем пекарни. Давайте пригласим батюшку, чтобы получить Божье благословение, чтобы он освятил всё здесь. Он мне: «Да делай ты, что хочешь! Поезжай, ищи сама батюшку». Поехала я в Ишим, нашла батюшку. Он приехал, всё освятил: и школу, и больницу – всё. Потом я снова иду к директору: «Такая у нас территория, а сколько ребятишек некрещёных!» В Дубынке тогда ещё храм стоял разрушенным, в Ильинке тоже не было настоятеля… Короче говоря, снова он делегировал меня в Ишим. В тот раз я окрестила и свою дочь, и внука, которому годика ещё не исполнилось.

С семьёй отца Сергия Глухарева мы тогда подружились, стали общаться. Какова же была моя радость, когда, переехав в Бердюжье, я узнала, что он тоже там служит – перевели его. Внук Саша стал проводить все праздники и выходные в храме. Сшили ему стихарь, алтарничать. Он меня в храм и тянул. А я же в культуре работала, какой мне храм… до этого. Так, благодаря Саше, я пришла в Церковь.

Екатерина Терлеева
Фото автора


Поделиться статьёй в социальных сетях и блогах

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.