Календарь



Поиск на сайте

Наши группы в социальных сетях


      

Вторник Фев 3, 2015

На главную

Как-то смотрел один фильм. По сюжету, где-то в 19 веке изобрели машину времени, и один из верующих людей, профессор, попадает в наше время. А в 19 веке он пишет книгу о нравственности, о добре и зле, не упоминая при этом Христа. И вот в нашем времени он сталкивается с девочкой, которая украла бутерброд, и говорит ей, что так поступать нельзя. А она ему в ответ: «»Кто сказал, что нельзя?». И профессор понимает, что без Бога человек не может определить, где добро, а где зло, что нравственно, а что безнравственно. Потом, вернувшись домой, в книге профессор исправил свою ошибку.

Иерей Вадим Овчинников

 

 

В пятницу 30 января в Казанской средней школе проходило совещание методического объединения учителей сравнительно новых ещё в современной педагогике предметов: «Основы религиозных культур и светской этики» и «Основы православной культуры».

Методобъединение носит общерайонный характер, и поделиться методическими наработками, а также обменяться опытом съехались учителя из всех школ района. Примечательно, что в Казанском районе только в трёх школах, находящихся в Пешнёво, Яровском и Казанском (но в данном случае речь всего об одной группе) — имеют в расписании уроки «Основ православной культуры». В подавляющем большинстве школ района ребятам-четвероклассникам преподаётся предмет, обучающий основам популярных сегодня «религиозных культур», а также загадочной для меня «светской этике».

В поисках смысла этого словосочетания я обратилась было к цитате из методички к уроку по соответствующей теме: «Что такое светская этика». Итак.

«Этика – это наука, которая рассматривает поступки и отношения между людьми с точки зрения представлений о добре и зле. Это сложившееся у нас представление о том, что хорошо и что плохо. Она позволяет нам оценивать ту или иную жизненную ситуацию или поступок: хороши они или дурны, правильны или неправильны. Основателем науки этики был древнегреческий философ Аристотель. Аристотель (IV век до н.э.) — греческий философ, учёный-энциклопедист. История жизни Аристотеля удивительна. Он стал основателем многих отраслей знаний: физики, биологии, психологии, политологии; он создал свою школу, был наставником Александра Македонского. Противники страшились его речи, всегда ловкой и логичной, всегда остроумной. Научное наследие Аристотеля огромно. Оно образует полную энциклопедию научных знаний своего времени… Различают этику религиозную и светскую. Светская этика – это нормы поведения, принятые в гражданском обществе».

Что значит «сложившиеся у нас представления о том, что хорошо и что плохо»? У кого «у нас» — у авторов учебников? Спорно, что даже у них (если это не один человек) эти представления тождественны. И вообще, имеем ли мы смелость утверждать, что «представления сложились»? Одинаковы ли они у папы и мамы ребёнка, изучающего «Светскую этику», не говоря уже о разных поколениях? В одной и той же семье для бабушки и дедушки сталинские расстрелы могут представляться необходимостью, то есть «борьба с врагами народа – это хорошо», а, например, папа смотрит на эту же вещь, мягко говоря, очень плохо. В одном и том же гражданском обществе одна его часть убеждена в пользе абортов, а другая собирает подписи против них. На чьей стороне в этом случае стоит светская этика? Кстати, чем она отличается от религиозной, я так и не выяснила.

Ещё из того, что в данном случае мне бросилось в глаза – выступающий как этическое мерило и представляемый её, этики, создателем учёный Аристотель. Древнегреческий философ – язычник. Тут же приводится его однозначно окрашенная в радужные тона, оформленная в немногие, но прямо-таки обожествляющие словеса, биография. Так настолько ли уж нейтральна в религиозном отношении сия сугубо «светская» этика и предмет, её преподающий?

Правда, другие выдержки из рабочей программы, вроде этой: «Курс «Основы светской этики» призван формировать семейные ценности и традиции, рассказывать о значении взаимопомощи в семье, уважительном отношении к родителям, родственникам и старшим. На уроках этики происходит формирование у детей первичных представлений о культуре семейных отношений. Наиболее благоприятны для этого темы: «Обычаи и обряды русского народа», «Семья», «Семейные традиции», «Сердце матери», ученики знакомятся с образом жизни людей прошлого и настоящего, узнают об обычаях и традициях, семейных ценностях россиян…», напоминают мне о преподававшейся некогда ещё по старому-доброму советскому учебнику в десятых классах «Этике и психологии семейной жизни» и заставляют смотреть на новый предмет немного оптимистичнее.

Да, есть и ещё вопросы, которые вызывает во мне этот курс, и часть из них поставила бы я, как учитель по образованию – говорю о той, что именно методическая. Как-то надо ведь учителям суметь исхитриться и провести учеников между Сциллой и Харибдой подчёркнутой светскости курса и компиляцией представлений о добре и зле, нахватанных из всевозможных религий, причём зачастую эти представления (как бы потолерантнее выразиться…) совершенно не совпадают!

Преподают такой неоднозначный предмет педагоги, диаметрально различные по вероисповеданию. Как православные верующие, так и совершенные атеисты. Что ж, с одной стороны это мне понятно, я неоднократно слышала от работников образования, что данный курс — не религиозный, а образовательный. Дающий представления, но не убеждения. Но всё же, для более глубокого ознакомления с предметом, на даже поверхностное вхождение в который педагогам изначально давалось крайне мало времени, необходимо тоже хоть какое-то повышение квалификации.

Поэтому на РМО, о котором я писала в начале, был приглашён человек, являющийся одним из объектов изучения курса ОПК в системе преподавания ОРКСЭ – православный священник.

Настоятеля Никольской церкви села Казанского иерея Вадима Овчинникова с большим крестом на груди учительская аудитория встретила неоднозначно: некоторые с улыбкой, некоторые – настороженно. Готовясь, наверное, дать отпор предстоящей религиозной пропаганде: предмет-то, ещё раз подчеркну вслед за работниками образования, светский и воспитывающий всевозможную толерантность.

Но вот сдвинуты парты в «круглый стол», и сломаны раздробленность и официоз. Вот прозвучала реплика пешнёвского педагога Натальи Вячеславовны Брезгиной о восторженных ребячьих впечатлениях от недавнего посещения казанской церкви. Потом были высказаны не менее довольные впечатления от экскурсии в столицу православия в регионе – Тобольск. Затем на прямые вопросы собеседников отец Вадим ответил честно и как-то… по-человечески, наверное. И во взрослых опытных преподавателях проявилось то же, что и в их маленьких подопечных – открытость и желание узнавать.

Ведь при всей разности взглядов на отношения человека и вечности, разве могут быть настоящие учителя против воспитания своих учеников любящими, милосердными, жертвенными, послушными, мудрыми и трезвомыслящими людьми? То есть, настоящими христианами (ой, я этого не говорила! Светский предмет, светский).

В общем, после посещения МО стало понятно вот что. Много ходят ещё в народе предубеждений о Церкви, впитанных когда-то с молоком атеистической пропаганды прошлого века и не извергнутых. Сокрушить эти навязанные стереотипы о православии, религии, сформировавшей собственную нашу идентичность — вот было бы лучшее начало обучения толерантности. А дальше – просвещение, отделение языческих плевелов от христианской веры, воспитание нравственности в подрастающем народе нашей страны… На этом пути учителям и священникам, похоже, всё-таки предстоит идти вместе. Во всяком случае, в рамках изучения мировых религий и ОПК.

Екатерина Терлеева
Фото автора


Поделиться статьёй в социальных сетях и блогах

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.